Если вбить в поисковике «состоявшаяся женщина», то, начиная уже со второй картинки, перед нами предстанет бизнес-леди в белой блузке, жакете и с ноутбуком. Успешная в работе, хорошо себя обеспечивающая и ни от кого не зависящая.

В консервативных кругах популярен другой взгляд: счастье женщины возможно только в семье — хорошая хозяйка, нежная жена, заботливая мать. О том, что делает женщину счастливой и насколько ее самореализация зависит от отношений с мужчинами и материнства, нам рассказала Евгения Файдель, прошедшая непростые жизненные испытания. Евгения потеряла двоих детей на поздних сроках беременности, это заставило ее по-настоящему повзрослеть и научиться видеть горе других.


Путевка в жизнь

В советское время тоже была модель бизнес-вумен, только это так не называлось. Наши матери не были заточены на ведение домашнего хозяйства, считалось, что ребенок с малых лет должен быть в яслях, а женщина на работе. Хотя дом всё равно всецело лежал на женщине, а бытовые условия были не из простых. Например, когда я родилась, родители снимали жилье, где не было горячей воды, приходилось нагревать и таскать. Чуть позже мама поступила в техникум и при этом успевала работать на трех работах.

Родители с детства настраивали меня на вуз, хотели, чтобы я стала инженером. Никто же не знал, что случится 1991 год, и техническое образование станет не выпуском во взрослую жизнь, а корочкой для «галки» в анкете. Тем не менее, я честно пыталась реализовать эту модель. Училась на факультете «Техническая кибернетика», потом окончила экономический институт заочно, потом еще два вуза. И как человек деятельный, добилась успеха в работе, стала начальником отдела продаж.

Я очень вкладывалась в свой брак, пока не случился личный кризис

Но всё равно настрой у меня был таким: семейная жизнь важнее. Я очень вкладывалась в свой брак, пока не случился личный кризис.

Никто не предложил попрощаться с ним

Я потеряла ребенка на позднем сроке беременности. А через два года это случилось вновь. Первый раз, когда я очнулась от наркоза и попросила увидеть тело младенца, мне ответили:

— А что там смотреть? Его уже утилизировали.

Медицинские работники в то время относились к выкидышу — как аппендикс удалить. Если меньше 500 грамм и короче 30 сантиметров, его даже не считают плодом.

Во вторую беременность роды начались дома, меня повезли в роддом на скорой, но ребенка не спасли. И первое, что меня спросил врач:

— Рассказывай, что ты сделала, чтобы избавиться от ребенка.

А ведь это был желанный ребенок! Откуда такое негативное отношение к матерям?

Я потеряла ребенка на позднем сроке беременности. А через два года снова

И снова мне никто не предложил с ним попрощаться. Но я и сама воспринимала всё случившееся так болезненно, что боялась — сердце разорвется от боли.

Это потом я поняла, что можно и увидеть, и попрощаться. На Западе в роддомах есть специальная комната для прощания с малышами, которые ушли в родах. Их одевают в одежду, приглашают маму. Если мама не хочет, то ребеночка фотографируют, и в подавляющем большинстве случаев женщины возвращаются за фотографией.

А что мне нравится?

Сразу после того, как я вышла из роддома, мы с мужем расстались. Наш брак не выдержал этого кризиса. Для меня потеря ребенка стала огромной трагедией, мне разговаривать-то какое-то время было тяжело. Нахлынуло и просто затопило чувство одиночества!

Друзья, конечно, поддерживали, но я старалась быть деликатной и не висеть всё время на телефоне, не сидеть в гостях. Очень много времени проводила одна.

И вот тут в моей внутренней жизни начались большие изменения. Очевидно, человек взрослеет не тогда, когда получает паспорт или начинает жить отдельно от родителей, а в моменты своего личного кризиса.

После развода мне пришлось уйти с работы, потому что мы были с бывшим супругом сослуживцами. Пришлось поменять и сферу деятельности. До этого я продавала обои, а теперь стала продавать строительную опалубку. Я думала, что мне всё равно, я профессионал, прошла много тренингов. Но оказалось, что мне нравилось продавать обои, там я была начальником дизайн-студии. И я начала задумываться: а что мне, вообще, нравится? Это был новый вопрос для меня.

Я стала пробовать себя в творчестве: немного поиграла в театре, потом попала в художественную мастерскую Дмитрия и Галины Тарасовых. По сути это настоящая арт-терапия. Там помогают через живопись погрузиться в свои чувства, прожить боль. На этот тренинг приходили многие офисные работники для того, чтобы научиться расслабляться, отходить от своего бизнес-графика.

Я нашла свое призвание, получила диплом иконописца

У меня стало получаться рисовать. В детстве я ходила в художественную школу, но думала, что это просто хобби. А тут стала писать маслом, начались выставки: в ЦДХ, в Политехническом музее.

В конце концов, это стало моей профессией и призванием. Я получила диплом иконописца и сейчас работаю по специальности.

Очень важно понимать свои желания, что именно принесет тебе радость. Помню, во время работы над мозаикой, — какое ощущение гармонии нахлынуло на меня! Так же, как камни выстраивались в композицию, внутри что-то упорядочивалось и гармонизировалось.

Память о ребенке — это очень важно

Говорят часто: «поскорее бы забыть». Так устроена человеческая психика — она старается вытеснить всё, что мы не можем вместить. Но я поняла, что этого нельзя допускать…

Шло время, благодаря занятиям творчеством у меня сложился совершенно другой круг общения — новых интересных ищущих людей, живущих полной жизнью. Потом я стала искать таких же, как я, родителей, потерявших своих детей. Встретила психотерапевта Ирину Семину, и мы вместе с ней написали книгу о психологической помощи в такой ситуации. С одной стороны, я была в этой работе подопытным кроликом, а с другой — этим исцелялась.

Мне нужно было найти рецензента на книгу. Я составила список известных людей, кто тоже потерял ребенка на позднем сроке. Первой в этом списке оказалась Тутта Ларсен. Я раздобыла ее номер телефона и позвонила. Она неожиданно согласилась встретиться, действительно стала моим рецензентом, а еще мы с ней начали общаться. В какой-то момент она спросила меня:

— А ты ходишь в церковь?

— Я крещеная, но нет, не хожу.

— В это воскресенье пойдем.

Тутта смогла мне понятным языком объяснить всё, что до этого меня в православии смущало. Я познакомилась с очень адекватным священником, которому можно было задавать вопросы на темы повседневной жизни в мегаполисе. А потом начала посещать воскресную школу «Преображение».

Это случилось где-то через три года после моей второй потери.

Вера во многом помогла мне осознать мое материнство спустя некоторое время.

В Москве есть два храма в честь мученика Уара, в котором можно подавать записки и заказывать молебны о мертворожденных и некрещеных детях. В этих храмах я встретила прекрасных чутких понимающих священников.

Спустя два года после того, как произошло мое несчастье, знакомая предложила: «А почему бы тебе не назвать твоих детей?». «Какой абсурд», — сначала подумала я. А потом: «А почему нет».

Чувство счастья — воспитываемое чувство. Ему можно научиться: остановиться, оглянуться и почувствовать радость

Наконец, у меня появилась какая-то свобода, широта взглядов. Я будто, наконец, разморозилась. Поняла, что всё равно могу испытывать чувство материнства. Это было следствием большой внутренней работы, и я очень благодарна Богу, что Он помог мне высвободить для этого время.

Чувство счастья — воспитываемое чувство

Знаете, а люди ведь страдают потому, что перестают чувствовать радость от простых вещей. Выйти прогуляться до ближайшего сквера, посмотреть на воду, купить себе цветочек за 100 рублей и целую неделю на него любоваться… Чувство счастья — воспитываемое чувство. Ему можно научиться: остановиться, оглянуться и почувствовать радость. А можно циклиться на проблемах: колеса надо менять, за границу не пускают. На тот же цветок посмотреть, подумать: «Некому мне подарить цветы, приходится самой покупать!», — и расстроиться до слез.

Когда сложился мой нынешний брак, я была в наполненном состоянии, ощущала удовлетворенность и радость от жизни, независимо от того, есть рядом мужчина или нет. Именно в таком состоянии и строятся хорошие отношения, по-моему.

С моим будущим мужем мы вначале только дружили, а потом всё сложилось само собой — просто и естественно. Мы оба свободные люди, оба хотим построить семью —  вот и построили.

В общей сложности прошло десять лет, прежде чем мне удалось снова выстроить отношения. Причем я в течение нескольких лет пыталась это сделать, священники меня знакомили, встречались приличные мужчины, но ни с кем я не чувствовала желания строить семью. Вот у меня сейчас племяннице 19 лет, а если она спросит, как выбирать мужчину, я и не знаю, что ответить. Просто произошло какое-то наращивание внутреннего чувства женщины. Благодаря ему я и смогла увидеть своего человека.

Договариваться на берегу

И в этом браке я вела себя уже по-другому.

Меня воспитали, что жена должна быть суперпомощником в семье, и в первом браке я была готова тут же кинуться на помощь: подать молоток, сбегать в магазин. Не думая даже, а нужно ли это другому человеку, ведь мужчине важно себя проявить, а не чувствовать рядом присутствие женщины-наседки. В одинокой жизни я поняла, что не умею заботиться о себе. И тогда научилась именно этому. Поначалу приходилось даже заставлять себя, как будто я забочусь не о себе, а о другом человеке.

Я научилась заботиться о себе, и это помогает сейчас заботиться о муже

Это не значит, что я не думаю о том, кто рядом. Я не считаю, что приготовить ужин менее важно, чем написать картину или сходить на мероприятие. Нет, это важно, это наше здоровье, к тому же это приносит мне радость. Но то, что я научилась бережно относиться к себе, помогает сейчас бережно относиться и к мужу, и к нашим взаимоотношениям, проявлять больше чуткости и понимания.

О многих вещах нужно вообще договариваться «на берегу». Например, у меня подруга, когда выходила замуж, села с мужем, и они написали, чего хотят от брака. Оба генеральные директора. Она написала, что не хочет готовить, и два года, пока не появился ребенок, не готовила. Муж не предъявлял претензий, готовил сам: они же договорились.

Не ваше дело

Да, есть такая установка, что женщина должна рожать. Но здесь два важных момента. Первый — никто не имеет право требовать от женщины чего-то, задавать ей вопросы, комментировать, отвешивать замечания. Только ее муж может с ней об этом говорить. Остальные люди, какими бы близкими друзьями они себя ни считали, не могут заводить тему детей. Женщина в таких случаях должна не мямлить, а четко сказать: «Это не ваше дело. Я с удовольствием с вами общаюсь, но этот вопрос мы не обсуждаем».

А второй момент — бывает так, что до 30 лет девушка всеми силами старается избежать материнства, бывает, даже принимает грех на душу и избавляется от ребенка, которого ей послал Господь. А после 30, когда наконец приходит желание родить, она надевает те же беговые кроссовки и с той же скоростью бежит обратно к Богу, хватает Его за грудки, трясет и говорит: «Дай мне ребенка».

Никто не имеет права задавать женщине вопросы о будущих детях. В таких случаях нужно не мямлить, а четко сказать: «Это не ваше дело»

Понятно, что не нужно давать советов, когда кому рожать. Но слова ободрения все-таки хочется произнести: «Если есть муж, условия — крыша над головой, физическая возможность, то почему бы не родить». Ребенок — это не обуза, материнство наоборот выравнивает многое в жизни женщины и в ней самой.

Состояние мурчащей кошки

Чтобы не доводить отношения в семье до кризиса, очень важно осознавать свои желания. Например, не страдать тихо, что муж не дарит цветы — он ведь может просто не понимать желание женщины, а просто сообщать об этом. Идете вы мимо цветочного киоска, возьми ты и скажи: «Купи мне цветочек!» Это должно быть легко. А если ты несколько лет из-за этого переживала, то легко не получится. Как в том анекдоте, когда мужчина разнес пивной ларек и потом оправдывается: «Ну написали бы просто „пива нет“, а то „ПИВА НЕЕЕТ!!!“».

Так что если есть тяжесть на душе, надо работать над собой, чтобы полегчало и тяжесть ушла.

Нереализованная женщина — та, которая очень сильно скована страхами. У нас в России женщины всегда чего-то боятся. Не забеременела — боится, забеременела — снова боится. Не вышла замуж — боится, вышла — снова боится. Состоявшаяся женщина — это не та, которая достигла многого, а та, которая хотя бы пыталась преодолеть свои комплексы и страхи. Та, которая смогла все-таки взять под локоток и привести в цветочный.

Некоторые скажут — да это же проще простого. Но как мы можем судить! Может быть, она гигантскую внутреннюю работу проделала! Вначале задумалась, почему это она швыряет вилки в посудомойку. Нашла причину. Потом посмотрела вокруг, посмотрела на мужа, что он тоже человек и что у него тоже свои желания и иллюзии. И наконец, вместо того, чтобы кидать те же вилки уже в мужа, она смогла сказать ему, чего она хочет, что принесет ей радость.

Прислушайтесь к себе: бывает ли у вас состояние мурчащей кошки?

В психологии есть описание реализовавшейся женщины — состояние мурчащей кошки, которая свернулась клубочком. Если у женщины такое состояние, около нее уютно, из этой своей внутренней силы она может сделать очень многое: достойно вести себя на работе, не унижаться и не унижать в семье. Многие проблемы из такой внутренней основы просто не возникают или снимаются сами собой. 

Если у тебя такое состояние — хорошо, если нет — надо что-то менять. 

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии (3)
Заполните все поля. Ваш e-mail не будет опубликован

  1. Аватар

    Это совершенно справедливо, никакой опыт не разрушит женщину, если он не механически «вырезан» из сознания, а принят, как неотъемлемая часть своей индивидуальности. С ней можно работать и нужно терпеливо сотрудничать. Этот труд не останется без награды. Счастье вас заметит!

  2. Аватар

    Спасибо за статью, заставляет задуматься.

  3. Аватар

    Прекрасная статья, спасибо вам!!!

Еще по теме: