Нельзя молчать, если что-то случилось.

Героиня Кристина Велигош, мать четверых детей, воспитывающая ребёнка с диагнозом «спина бифида», несколько лет назад потеряла ребёнка, а сейчас бьётся за жизнь своего супруга Михаила. После автомобильной аварии он находился на грани жизни и смерти. Сейчас, спустя почти два месяца Михаил пришёл в сознание, движения сохранны, но пока отсутствует эмоциональный контакт. Мы поговорили с Кристиной о том, как ей удалось не сломаться в этих условиях, как не бояться просить о помощи, и как она теперь относится к семейным кризисам.

Я услышала сильный стук и связь прерывалась

– Кристина, расскажите с самого начала, как всё произошло

– Это случилось 15 сентября. Мой супруг, как обычно утром уехал на службу в храм. В этом году Михаила рукоположи в сан, дьякона, это первая степень священства. Он служил в Свенском монастыре города Брянска.

В тот день у нас появилась возможность встретиться и провести время вдвоём. Дети были в садике, младшая, Ксюша — у моей мамы. Решено было пойти в кино. Днём я позвонила Мише, чтобы уточнить детали. Он был за рулём и говорил как обычно по громкой связи. Миша пообещал, что скоро заедет за мной, и вдруг я услышала сильный стук, звон, и связь прервалась. Я удивилась, но подумала, что это технические проблемы. Стала звонить снова и снова, но трубку никто не брал, шли гудки. Потом абонент стал недоступен. Мне это показалось странным, но предчувствия или волнения не было. В нашей семье всегда была высокая загруженность. Муж был деятельным человеком, его могли вызвать, он мог неожиданно уехать, специально не предупреждая меня.

На раздумья у меня времени не было. Надо было забирать детей из сада. Миша не выходил на связь, и я пришла вместе с детьми к своим родителям. Они живут недалеко от нас. Неожиданно мне позвонил его друг, священник, узнать, что произошло с моим мужем, так как из епархии пришло сообщение: «Молитесь за отца Михаила (ДТП)»

Мы бросились выяснять. Оказалось, что в 12 часов дня, во время нашего разговора, произошла авария. Виноват был Миша. Он разворачивался в неположенном месте, хотел проскочить. В больницу позвонил мой папа. Там сказали, что Миша находится в коме. У него ушиб головного мозга, кровоизлияние в мозг, сломаны два шейных позвонка.

Имей сто друзей

– Как удалось пережить первый шок от случившегося?

– Я сразу объявила в социальных сетях о том, что случилось. Тут же приехали четыре мои подруги. Не теребили меня, не задавали лишние вопросы. Просто сами захотели помочь и приехали. Я смутно, но помню, что они были все время рядом. Измеряли мне давление, давали лекарства, придумывали, как меня покормить. Потом мы поехали ночевать к одной из них, а дети в эту ночь остались у бабушки и дедушки.

Мы дружим не так давно, пару лет, наверное. Но очень хорошо понимаем друг друга. Если человек сам переживал боль, потерю, то знает, как помочь другому, понимает и чувствует, как именно надо действовать. У моих подруг было желание помочь и был свой опыт. Так, у одной из них недавно от коронавируса умерла мама, а поддержки не было. Поэтому она понимала, что именно нужно.

Я помню, как в первую ночь после аварии лежала в кровати. Рядом были подруги. Они укачивали, успокаивали меня. Я находилась под действием большой дозы Феназепама. Все чувства притупились, эмоций не было. У иконы зажгли лампаду, и от ее света на стене мне чудились очертания лица моего супруга: его нос, борода, волосы. Я чувствовала, что он сейчас совсем рядом со мной. В ту же ночь Миша приснился своему другу, отцу Святославу, и поблагодарил его за то, что он первый сообщил мне о случившемся.

– Расскажите, как реагировали люди, прочитав Ваше сообщение об аварии в сети Инстаграм.

– Тут нужна маленькая предыстория. Дело в том, что вечером прямо накануне аварии мы с мужем смотрели интервью, в котором певица Максим рассказывала Ксении Собчак, как она чудом, выжила при 95 % поражения лёгких. Я уверена, что всем управляет Господь. Но главной мыслью ее рассказа было то, как важно внимание врачей и их квалификация.

Когда я опубликовала пост в Инстаграм, сразу откликнулось много людей. Мне написала моя подруга Ольга, оказавшая большую помощь нашей младшей дочери Ксюше с диагнозом «спина бифида». Не так давно она купила для Ксюши дорогостоящее инвалидное кресло. Ольга написала: «Чем я могу помочь?» Я в ответ попросила: «Спаси моего мужа, как спасли певицу Максим!» И она мне ответила: «Всё. Я тебя поняла».

Оля начала искать выход из ситуации. Было ясно, что Михаила надо перевезти в Москву. Но не так давно в Брянске перестала действовать санавиация. Перевозку наземным транспортом мы даже не рассматривали, она могла стать смертельной. Ольга не спала днями и ночами, искала людей, которые могли бы предоставить вертолёт. Искала медиков, которые бы согласились сопровождать его в пути. Вела переговоры в Брянской больнице для того, чтобы получить разрешение на перевозку. Оля помогла определиться с местом лечения. Нас согласился принять Институт Склифосовского.

 Я выполняла все Олины инструкции: ходила по врачам, высылала в Москву результаты исследований, добивалась в больнице внимания к нашей ситуации. Рядом со мной, когда я шла в больницу, всегда была подруга-юрист, которая грамотно вела переговоры.

Сейчас это время вспоминается очень смутно. Я была в тяжелом состоянии, под действием сильных успокаивающих таблеток.

Наконец Оле удалось найти в Петербурге частный вертолёт, который она оплатила лично. На четвертый день после аварии моего мужа перевезли в больницу имени Склифосовского.

Я очень благодарна Брянскому территориальному центру медицины катастроф, который возглавляет священник и врач-нейрохирург отец Сергий Балев. Бригада этого центра помогла перевезти Мишу из больницы в аэропорт. Отец Сергий тоже приехал провожать Мишу на вертолёт. Со мной в аэропорт поехала подруга для поддержки.  

Все, кто сопровождал Мишу во время полета, чувствовали, что происходит что-то особенное. Давление и дыхание было в норме, он прекрасно перенес перелет. Вечером в Москве его встречала Оля, а я на следующей день со своей младшей дочкой Ксюшей выехала в Москву, чтобы быть рядом.

Когда наступит Новый год

– Как протекает Ваша жизнь сейчас? Как реагируют на отсутствие папы дети?

– Я находилась в Москве больше месяца и потом вернулась к детям в Брянск. Было много всего пережито. Сначала у Миши была пневмония, потом тромбы в ногах, пролежни, подозрение на полный паралич. Я очень счастлива, что те страшные дни уже позади. Сейчас решаем вопрос о реабилитации. 

С врачами я постоянно нахожусь на связи, мне присылают фотографии Миши, я записываю ему аудио и видео сообщения. Когда мой муж слышит наши голоса, у него учащается пульс.  Мишу систематически причащает московский священник, отец Роман.

Мы с детьми держимся вместе. Они знают, что папа в больнице, что попал в аварию. Нашей старшей дочери Марии 6 лет. Уже осознанный возраст. Она очень переживает за папу, постоянно спрашивает о нём. Нарисовала цветочек и написала письмо, чтобы передать в больницу. Двухлетняя Ксения тоже очень чувствует отсутствие папы. Может проснутся среди ночи и звать его. Когда Ксюша особенно тревожилась, ее укладывал именно Миша. Мы привыкли считать, что дети ничего не понимают, но они все чувствуют. Девочки особенно, мальчики это не так сильно выражают.

Наши пятилетние близнецы Кирилл и Данил недавно записали ему видео. Данил обещал папе, что когда он вернётся, они вместе дома всё будут чинить. А Кирилл сказал папе, что вместе с ним пойдет в храм. Кирилл очень любит церковь. Папа даже сделал ему два кадила, и у нас дома они постоянно играют в службу.

Я обещала детям, что папа будет с нами уже на Новый год. Они прыгали от радости и теперь живут этой мечтой. Спрашивают, сколько осталось до Нового года, и, услышав, что два месяца, расстраиваются, что так долго ещё ждать.

Как научиться просить о помощи

– Рядом с вами много верных и готовых к самоотверженной помощи друзей. Этим не каждый может похвастаться. Расскажите, как Вам удаётся строить такие отношения.

– С 2019 года я веду блог в Инстаграм @veligos.kristina. Я начала писать, когда была беременной и ждала нашу особую Ксюшу. В тот период со стороны знакомых и родственников был настоящий прессинг. В сети меня тоже осуждали за то, что я вынашиваю ребенка инвалида. Я старалась устоять. Постепенно в блоге сложилось общество единомышленников. Мы все на одной волне, наши мысли близки, мы поддерживаем друг друга. Я сама активно помогала женщинам, оказавшимся в трудной ситуации, поддерживала женщин с особыми детьми и тех, кого склоняли сделать аборт. Помогала морально и материально, организовывала сборы для них. Я вела реальную деятельность, и мне ответили тем же сполна. Когда с Мишей случилась беда, подключилось много людей.

И ещё про дружбу. Я стараюсь принимать своих друзей такими, какие они есть. Надо давать людям возможность быть самим собой. Тем, кто рядом, должно быть по-настоящему хорошо.  Я стараюсь дать друзьям такое ощущение.

– Вы не стесняетесь говорить о своих проблемах, и неравнодушные люди берутся вам помогать. Расскажите, как научиться просить помощь.

– Нельзя молчать, если что-то случилось. Надо рассказывать о своей боли, как можно большему количеству людей, звонить во все колокола. Если бы я тогда сломалась или ушла в себя, то просто потеряла бы своего супруга. Надо поступать так, как кричит твоё сердце.

Одна женщина, которой я очень благодарна за доверие, написала, что поначалу осуждала меня, подозревая в желании «поднять хайп». Но потом поняла, что моя история задевает её именно потому, что она пережила подобное. Только никто не знал о её беде, никто не мог помочь, и её муж скончался из-за черепно-мозговой травмы.

Мы, женщины, боимся показаться слабыми. Мы привыкли думать, что надо быть «выше этого», «сильнее этого». Но ведь это всего лишь маска. Такой настрой загоняет в угол и потом жестко обманывает. Не надо говорить: «Ой, что обо мне подумают! Ой, это стыдно рассказать!»

Я как на духу рассказала всё, открылась людям, и они мне открылись. В итоге мой муж получил самую лучшую медицинскую помощь в клинике Склифосовского.

Люди говорили и будут говорить. Но беда случилась именно с моим мужем, и именно мне с ним жить. Отвечаю за него я. Поэтому я делала все для того, чтобы я была счастливой и радостной, и муж был счастливым и радостным. Если бы мы ничего не предприняли, то выход из травмы был бы значительно тяжелее.

Прощаясь, мы обнимали друг друга

– Год назад в ваших отношениях с супругом случился разлад. Вы находились на грани развода, но смогли преодолеть этот кризис.  Как сегодня воспринимается эта ситуация?

– Эта страшная авария произошла именно тогда, когда мы выдохнули после сложного периода нашей жизни. Сначала мы потеряли ребёнка, потом родился ребёнок-инвалид, следом тяжёлый семейный кризис. Между мной и Мишей было недопонимание. Мы не слышали друг друга, и от этого было очень тяжело. Всерьёз приходили мысли о разводе. Но потом всё как-то уладилось, и наступила полная гармония. Нам стало хорошо друг с другом, мы были как голубки. Даже со стороны это замечали люди. За месяц до аварии нам даже удалось наконец всей семьей съездить на море.  

Сейчас я вспоминаю, как прощаясь перед аварией мы обнимали друг друга. Но как было бы страшно, если бы мы в это время находились в состоянии ругани. Надо ценить мгновения, а мы живем и воспринимаем все как должное, и наших мужей, и наших детей. Мы обесцениваем дар, который имеем.

Теперь я понимаю, что мне не нужно от человека ничего, только любить и быть с ним рядом. Мне уже не хочется устраивать истерики, ругаться, соревноваться с мужем, показывать свой характер. У меня сейчас к супругу невероятные чувства. Наверное, никакого человека на земле я не любила, так как его.

Иммунитет воина

– Как вам одной удаётся справляться с обязанностями, которые раньше распределялись на двоих?

– Я очень чувствую отсутствие мужа. Он деятельный человек и много на себе вез. Я радуюсь, что Миша приучил детей к самостоятельности и дисциплине. Дети маленькие, но стараются убирать за собой. Малышке Ксюше, конечно, нужен особый уход. Некоторое время назад ей сделали операцию, и дела у нее тоже идут неплохо.

Конечно, мне тяжело, я сейчас особенно хорошо понимаю значимость мужа в моей жизни.

Миша всегда был моей поддержкой. Он был мне не только супругом. Он как отец относился к моим капризам, к моим потребностям. 

У Миши на первом месте всегда был Господь. Например, в Новый год я дома, а Миша на новогоднем молебне. И так во всём. Теперь мужа рядом со мной физически нет, а на его месте, я чувствую — Господь. Сейчас Господь взял в руки Мишины обязанности и помогает мне посредством людей и обстоятельств.

– Вы пережили много потрясений: смерть ребенка, тяжёлый диагноз младшей дочери, ваш муж находился на грани жизни смерти. Какие используете рычаги, чтобы вытаскивать себя из кризисного состояния? 

– Обстоятельства жизни научили меня бороться. До того, как Миша попал в аварию, я в течение нескольких лет боролась за своих детей, и, наверное, выработала иммунитет воина. Я живу с уверенностью, что сдаваться нельзя, что бы ни случилось.

Кроме того, в какой-то момент я поняла, что мне в этих условиях необходима профессиональная психологическая поддержка. Сейчас я занимаюсь с психологом. Благодаря этому я научилась по-взрослому брать ответственность на себя за всё, в том числе и за своё самочувствие. Например, если я понимаю, что мне надо выспаться, то ищу возможность и для этого. Прошу подругу погулять с ребенком, разыскиваю в интернете няню на пару часов. Высыпаюсь и делаю дальше то, что необходимо. 

Мне надо поддерживать себя в хорошем состоянии.  Мне сейчас нельзя сломаться.  Я верю, что у нас всё будет хорошо, что после этого жизненного кризиса будет настоящий взлёт.

Миша жив и пришел в себя, но наступил новый этап, этап реабилитации и теперь Кристина живет на два города, постоянно находится с мужем и помогает ему проходить реабилитацию в Москве. Вы можете помочь Кристине и ее семье, сделав перевод на карту: 4276 0800 1597 8936 Кристина Дмитриевна В Сбербанк.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
Заполните все поля. Ваш e-mail не будет опубликован

Еще по теме: