«Раньше у нашего папы была хорошая должность с хорошей зарплатой. Дети все желанные, и мы ничего не боялись. Но жизнь вносит свои коррективы. В пандемию отца сократили, и нам пришлось просить помощь». Сегодня в семье Алексея и Марии Лисичкиных трудная ситуация. Но они не унывают и даже поддерживают другие семьи. 

Первое, что чувствуешь при общении с Марией Лисичкиной, — ее сила и твердая уверенность: всё будет хорошо. Невозможно не заразиться этим позитивом. Поэтому наше общение было больше похоже на беседу младшего поколения со старшим опытным товарищем, а не на интервью. 

Самоизоляция среди детей и животных

Наши трое старших уже совсем взрослые, у них свои семьи: Ивану 39 лет, Семену 36, Вере 30. С пятью младшими мы живем вместе: тройняшкам Василисе, Елисею, Александре 13 лет, Серафиме 7, а Анфисе всего 4 года.

Летом всей семьей собираемся в нашем доме. Знаете, в пандемию дача нас очень спасала: запертые в квартире, мы чувствовали себя на грани нервного срыва. Дети еще могут покапризничать, а родителям нельзя — родители должны быть стрессоустойчивыми, стойкими оловянными солдатиками. Так мы все собрались и на пять месяцев переехали на дачу. Вот там была вольница: и учились, и играли, и гуляли.

И животным нашим раздолье. У нас есть водоплавающая черепаха. Летом она жила в детской ванночке, а зимой — в аквариуме. В этом году старшие дети купили ей мини-пруд — ждет своего часа.

На день рождения дети захотели птиц. Мы завели птиц, и ребята безропотно за ними ухаживают. Открыли даже страничку в инстаграме, где делятся своим опытом по уходу и активно общаются с единомышленниками: чем кормить, как лечить, как дрессировать.

А в прошлом году дети поняли, что хотят собаку. Но пандемия, на породистую денег нет. Тогда они забрали щенка из приюта. Приют продолжает нас курировать, помогает растить питомца. Пес вырос огромный, ласковый. Я считаю, что взять собаку из приюта — это лучше, чем купить: спасаешь чью-то жизнь. Пес с детьми ладит замечательно. И у детей появляется чувство ответственности. 

Ребенок раз в три дня должен найти время помочь маме

Тройняшки у нас дежурят по очереди по дому. Раз в три дня провести уборку дома и помыть посуду — это не тяжело. Неважно, школа у них, тренировки, соревнования, музыкальные школы. Ребенок раз в три дня должен найти время помочь маме. Мама готовит, мама стирает, мама обеспечивает общее руководство. Даже малыши пытаются что-то посильное делать: покормить зверюшек, убрать вещи в стиральную машину, подмести. Все хорошо готовят, даже маленькие девчонки. Им очень нравится с тестом работать. Когда мы что-то печем, малышки всегда рядом.

Все наши дети очень разные, даже тройняшки. Каждый со своим характером. Мы когда с ними в коляске гуляли, все думали, что это погодки. У каждого из тройни свой стиль, свои привычки, свои вкусы, пристрастия и увлечения. Все трое ходят на гимнастику и в музыкальную школу по классу гитары, но при этом один, например, любит рисовать красками на бумаге, а второй предпочитает компьютерную графику.

Все наши младшие похожи на папу, рыженькие. Но есть и с маминым характером. Кто-то в бабушек, дедушек. И всё-таки видно, конечно, что все из одной семьи.

Мы сажаем деревья и ведем летопись

В нашей семье есть традиция: на дни рождения и другие праздники мы сажаем деревья. Так потихоньку разбиваем сад. И ведем летопись: что в честь кого посажено. Сын, например, выбрал яблоню, девочки — розы, а в честь внука мы грушу посадили. К девятому мая мы с мужем посадили три кедра в честь наших дедушек.

А как счастливы дети, когда что-то зацветает! Они же за своими растениями сами ухаживают. Вот яблоня декоративная с мелкими яблочками — из них только варенье варить — плодоносить начала. Или с жимолости в прошлом году ягоды собирали.

Наша седьмая дочка и тройняшки — летние дети. На их дни рождения за большим дачным столом собираются все наши дети, старшие — уже со своими женами и мужьями, со своими детьми. 

На Новый год, Пасху или Рождество мы ездим к бабушке — практически трижды прабабушке. Когда мы все вместе, непонятно, где дети, где внуки, потому что наши младшие дети у нас практически одного возраста с внуками. 

Как справиться с восемью детьми

Хотя у нас большая семья, нам с мужем всё-таки спокойнее, когда все дети дома. Но и друг на друга времени хватает, и куда-то пойти с ним можем. Например, старший сын на днях приезжал с гастролей на неделю и предложил забрать тройняшек в кино и кафе. Так что всегда можно найти время мужу с женой пообщаться спокойно, главное, чтобы было желание.

И время следить за собой я нахожу. Просто обязана находить! У меня столько девочек. Они не должны смотреть на несчастную зачуханную маму. Если делать всё по чуть-чуть каждый день, то время найдется. Знаете, иногда я вижу мам, у которых опускаются руки, и они задаются вопросом — кто их видит, для кого стараться. Для себя! Для себя любимой!

Как бы я хотела, чтобы мне, молодой маме первого ребенка, кто-нибудь сказал: всё будет хорошо! Если вникнуть, то все мои дети рождались не вовремя. Старший сын — на втором курсе моего института. Со вторым сыном я писала диплом. Третья дочка у меня родилась в 91-м году, когда был тотальный кризис. Когда мы ждали тройняшек, мне говорили: зачем вам это надо, живите для себя. Про последних я вообще молчу: конечно же, о возрасте не напомнил только ленивый.

Как фонд помог нам 

Раньше у нашего папы была хорошая должность с большой зарплатой. Потом пошли сокращения. Алексей нашел работу с зарплатой на треть от своего прежнего заработка. В пандемию и это предприятие закрылось, его должность сократили. А муж — прекрасный хозяйственник. Раньше он руководил огромным коллективом людей. Уезжал в семь утра, возвращался в девять вечера, в субботу, воскресенье он как начальник цеха тоже был на связи. Если что-то происходило, его всегда могли вызвать. Было бы здорово, если бы он смог устроиться на подобную складскую работу!

Мы всегда стеснялись просить помощи. Я считала, что есть люди, которым еще хуже, стремилась помогать другим. Когда тройняшки подросли, я думала, что они у нас последние, и все вещи раздала. Мне потом подружки свои вещи отдавали, когда я узнала, что у нас будет Анфиса. Мир полон хороших людей.

Беременная Анфисой, я впервые обратилась за помощью к фонду «Врачи без границ». У меня обнаружилось полное предлежание плаценты. Что делать, я не знала. А здесь нам помогли найти нужного специалиста, который вел мою беременность. Мы до сих пор поддерживаем с ним связь и отправляем фотографии малышки. 

Когда дети сидели дома в пандемию, нам от школы и детского сада раздали много круп. Этого хватало. А потом очень выручил фонд «Женщины за жизнь»

Тут важно понять, что фонд не кормушка — птичек многодетных покормить. Это целое направление, призванное помочь детям, мамам, детству и сохранить генофонд России, как бы пафосно это ни звучало. Ведь трудные времена пройдут, а дети останутся.

Мы до сих пор подопечные проекта «Мамино окно», и нас периодически спрашивают, какая помощь нужна. Я стараюсь не злоупотреблять. Если есть возможность, делюсь излишками. Например, одной маме нужно было сухое молоко, а нам его давали на молочной кухне, я поделилась.

Люди, обращающиеся за помощью, не «доят» фонд, а общаются, поддерживают друг друга. Ведь многие мамы оказались заперты в какой-то ситуации просто потому, что не знают законов. У них нет поддержки, нет общения. Многим нужно выговориться, выплакаться, доброе слово услышать и просто понять, что всё не так страшно.

Почему мне нравится помогать

Мне звонят мамы и жалуются, что уроки не получаются, Zoom не запустился, обед сгорел. Я всегда говорю: спокойнее ко всему относитесь, радостнее. Жизнь такая короткая, всё это пролетит незаметно.

Казалось, вот только что ходила с животом или тройня первые шаги делала. И вот мы пошли к старшему сыну на спектакль, Елисею в этот момент было 6 лет. Я смотрю: стоят рядом взрослый мужчина с ранней сединой на висках и маленький мальчик. И с ужасом понимаю, что и тот, и другой — мои сыновья. Оборачиваюсь, рядом старший внук. И этот тоже от меня. Как наш папа говорит: «Пойдут от меня народы».

Со старшим сыном я совершенно не знала, как воспитывать детей. Была какая-то гиперответственная. Хотелось бы себе тогдашней сказать: будь немножко спокойнее. Я до двух лет кормила грудью — притом что училась на дневном и сдавала экзамены. Брала сына в институт, кормила, и мои одногруппники передавали его с рук на руки, пока я сдавала экзамен. А ведь можно было бы обойтись бутылочкой со смесью, мир бы не рухнул. Или хотя бы не гладить с двух сторон пеленки, ползунки, распашонки. Ребенку не нужна замученная мама с гиперответственностью!

Ответственность, конечно, должна быть. Но гиперопека и гиперответственность в данном случае — это «лучшее — враг хорошего».

Со вторым ребенком уже было проще, лучше, спокойней. А когда родилась тройня, я подумала, что если у меня это были бы первые дети, я, наверное, сошла бы с ума. А сейчас уже есть одноразовые подгузники, бутылочки, смеси, укачивающие кресла. Когда тройняшкам было 4 месяца, я вернулась на работу и вела вечерние спектакли, пока муж оставался с ними дома.

В общем чате фонда «Женщины за жизнь» я стараюсь поддерживать других мам. Делюсь своим опытом: куда обратиться, что узнать, как себя вести. Я ведь мама с большим пробегом. Мои тройняшки родились раньше срока, поэтому я помогаю советами другим мамам, у которых тоже угроза родов раньше срока, как выхаживать, чем кормить, какие страхи могут быть, где врача найти, куда обратиться. Знаете, я была бы рада работать в фонде психологом и просто разговаривать с мамами, помогать им в трудной ситуации. Я сказала Наташе Москвитиной: если будет какая-то ситуация, можете давать мой телефон, пусть девочки звонят, обращаются. Я всем, чем смогу, обязательно помогу.

Перед страхом неопределенности

Как мне самой удается справиться с психологическим давлением от финансовой неопределенности? Ну, во-первых, я уже получаю пенсию. У меня непрерывный стаж с 17 лет, я помощник режиссера, и график работы позволял нам с мужем подменивать друг друга дома с детьми. Сейчас на первоочередные платы: за квартиру, за телефон, за интернет, да и на хлеб с водой нам хватает. Хорошо, что есть компьютер — большая часть занятий по интернету проходит. Во-вторых, старшие дети помогают младшим. А еще мы что-то умеем делать руками.

Я вспоминаю слова своей няни. Простая женщина, совершенно изумительная! Моя бабушка в войну взяла ее, деревенскую девочку, в семью. Очень близкий нам человек по жизни была. И она всегда говорила: 

— Марусенька, глазки страшатся — ручки делают. Тебе когда страшно, больно, пойди полы помой, пойди посуду вымой, окошки протри, и сразу мысли плохие уходят. 

Тут некогда бояться. Наверное, страшно, если сидеть и думать. А у нас «есть упоение в бою и бездны мрачной на краю». Берешь и просто делаешь. 

Дети на себе особенно не ощутили сокращение дохода. Раньше можно было купить булочку, теперь мама печет всё сама. Если раньше был борщ с мясом, и ложка в нем стояла, то теперь можно сварить на косточках — и точно так же вкусно будет.

У нас приход в храме очень хороший. Дети ходят в воскресную школу. Мы туда приносим вещи, игрушки, какое-то варенье-соленье. Меняемся.

Участок у нас новый, мы его купили, когда седьмая наша родилась. Мы совершенно городские, соседи показывают, как и что сажать, как ухаживать. 

Не нужно ничего бояться. Мой папа всегда говорил: «Не война — хлеба на всех хватит». Моя бабушка в сентябре 1941-го родила четвертого ребенка, бежала с детьми от фашистов, всех сохранила и прокормила. Вот и я думаю, раз она смогла их спасти в войну, то пандемия и потеря работы не такая уж проблема. Кризисы всегда были, есть и будут. Но главное, что есть мамина любовь и есть малыш. Страшно без детей остаться. А с детьми — ничего не страшно.

Материал подготовили Анна Копытина, Дарья Куликова, Виктория Каган-Кузнецова

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
Заполните все поля. Ваш e-mail не будет опубликован

Еще по теме: