Беременные женщины часто сталкиваются с рекомендациями сделать аборт, а желающие иметь детей — с неправильными диагнозами и, как следствие, прогнозами о невозможности родить. Согласно статистике ВОЗ, в России каждая шестая женщина бесплодна. Для Ольги и Александра Волковых, казалось, приговор «бездетность» был уже подписан.


Мы сидим с моей подругой Ольгой у нее на кухне, пытаемся пить чай. У нас это не очень получается. Мои крестники — трехлетний Федор и годовалая Сашенька, активные, здоровые и щекастые малыши — устроили возню. Гоночные машинки рассекают квадратные метры, мячи скачут, погремушки гремят, коты, как и положено, сидят на самых высоких точках и флегматично наблюдают за происходящим. В общем, всё именно так, как и должно быть в доме, где есть дети.

«До сих пор никак не осмыслить, что их могло и не быть, — говорит Оля. — Ты можешь в это поверить?»

Я смотрю на нее и молча киваю, потому что очень хорошо понимаю, о чем речь. Часть этого пути мы прошли вместе.

Мечтаю, чтобы детей было много

К 27 годам Ольга успела дважды стать вдовой. Первый муж погиб в автокатастрофе, второго скоропостижно убил рак: 4-я стадия обнаружилась почти сразу после свадьбы… Эти события очень изменили мировосприятие Ольги, она начала много размышлять о смысле жизни. Пара мечтала победить болезнь и взять ребенка из детского дома. Но рак оказался сильнее. А мысль о детях (именно о детях, во множественном числе) стала приоритетной.

Я всегда хотела много детей! У меня же два брата. Знаешь, как это здорово? Даже не представляю, как это – быть одним ребенком.

Миома не помеха — твердили доктора

Третий супруг, Александр, на пару лет моложе Ольги. Высокий, статный красавец, русский богатырь. Несмотря на свой мужественный, порой жесткий характер, он трепетно и нежно относится к Ольге. Молодая семья очень хотела детей. Их ждали, чутко прислушиваясь к изменениям женского организма. Любому недомоганию присваивался торжественный статус. Но раз за разом наступало разочарование…

Ольга знала, что у нее с 19 лет миома. Но волнения по этому поводу не испытывала, никогда не беспокоился и наблюдавший ее доктор.

Супруги решили обратиться за помощью в известную клинику, Ольга стала серьезно обследоваться. Приняли решение довериться лучшим врачам. Лечение было длительным, дорогим и изматывающим. Главный ресурс — время — таял на глазах. Но по-прежнему никто не обращал внимания на растущую миому, как оказалось потом — бомбу замедленного действия. Впоследствии оба супруга подтверждали, что врачи различных клиник, как сговорившись, при упоминании о миоме просто отмахивались.

Начались переживания. Ольга понимала, что каждый год, прошедший в попытках зачать ребенка, не работает в их пользу. Диагноза не было, что делать — непонятно, неизвестность дестабилизировала даже Сашу, всегдашнюю опору семьи. Все вокруг — словно сговорившись, елейно улыбаясь, от всего сердца — спрашивали:

Ну, когда же, ребята? Вы что, не спешите заводить детей?

Стиснув зубы, пара отвечала, что заводят кошечек, а они просто ждут. И тут же шли в ход советы и рекомендации! От лунного календаря до примеров из личного опыта.

Бестактность ранила, досаждала, вносила дополнительную нервозность.

Спустя восемь лет: не отчаялись, но успокоились

Восемь лет Александр и Ольга ходили по врачам и продолжали лечение. Позади две искусственных инсеминации, затем год лечения антибиотиками. Это был настоящий карантин: было запрещено общаться с друзьями и родственниками во избежание каких-либо новых заболеваний. Лекарства выписывались и покупались в немыслимом количестве, исследования проводились одно за другим. Врачи искали проблему, ставили всё новые и новые диагнозы. В центр для обследования и дальнейшего лечения настоятельно пригласили мам с обеих сторон. Вылечили всех и от всего. А миома тем временем продолжала расти.

Когда очередная попытка зачатия не привела к желаемому результату, молодая семья решила — с них достаточно лечения! Они были измотаны, морально и физически истощены.

«Я постоянно с гнойной ангиной, Юль, — тусклым голосом говорила мне подруга. — Не могу больше. Иммунитета нет, сил нет, антибиотик вымыл все ресурсы организма. Мы просто держимся на морально-волевых. Мы не будем больше пробовать».

Саша поддержал супругу, он понимал, что еще немного — и ситуация выйдет из-под контроля, что движение в никуда наносит моральный, психологический вред семье, отношениям. Нет, ссор не было, претензий тоже. Но ему стало страшно потерять жену. В погоне за родительским счастьем стала уходить радость друг от друга. Дружба мужа и жены, наслаждение от общения, совместные походы в кино и кафе, смех — все это затянуло в воронку недостижимой, как казалось, цели.

Честный профессионализм простого акушера

Прошло немного времени, все успокоились и вошли в обычный, доврачебный режим. Когда прекратился бег за беременностью, я вдруг вспомнила, что у меня есть приятель, врач, акушер-гинеколог, замечательный грузин и просто друг всех беременных — Гурам Нодарович.

Это самый обычный доктор в самой рядовой сетевой клинике. Который в каждой пациентке видит именно пациентку с ее историей, болью, проблемой или радостью, а не клиентку. Который будет отговаривать от 3D УЗИ будущую маму, если она «просто хочет на всякий случай». И который при первом же осмотре, по-отечески сочувствуя, сообщил, что миома обрела огромные размеры. И сейчас о беременности не может быть речи. Миому нужно срочно удалять, но из-за угрозы здоровью, вероятно, уже вместе с маткой.

Это стало настоящим шоком для всех… Ольгу измучили мысли: говорить ли мужу? Что будет дальше с их отношениями? Удаление матки, как и удаление груди, многим женщинам внушает мысли о неполноценности, об их женской несостоятельности.

В момент отчаянии пришло сомнение: если удаления не миновать — нет смысла сохранять семью, ради мужа она должна пойти на развод… Разумеется, Оля понимала всю неправильность этой предательской мысли, но… бедная, бедная моя подруга! Сколько слез, пустоты, тоски внутри! Обездоленные глаза. И страх.

И все же, несмотря на все сомнения, это был правдивый диагноз. Как он был нужен! Он стал отправной точкой, из которой несостоявшимся пока родителям надо было как-то идти дальше. Слез и стенаний не осталось. Саша и Оля стали просто жить. Пока без детей, но еще с надеждой.

Теперь мы знаем: всему свое время

В жизни не бывает случайного и несвоевременного. Всё на пользу, как ни удивительно это может показаться. Шок и отчаяние заставили молиться. Перед тем, как лечь на операцию (возможно, самую главную в своей жизни), Ольга поехала в паломничество — к святителю Луке Крымскому.

По возвращении, каким-то чудом минуя бюрократическую волокиту и получив направление в Институт акушерства и гинекологии МОНИИАГ, женщина легла на операцию.

Всё было очень волнительно: никто не понимал, чем закончится процесс, что ждать, к чему готовиться. Оперировала известный врач-гинеколог, операция прошла успешно. Миому удалили, даже не задев матку! Это была первая настоящая победа семьи.

ЭКО не наш вариант

Ольга шла на поправку, но пока оставалась в отделении под наблюдением. Незадолго до выписки оперирующий врач настоятельно предложила экстракорпоральное оплодотворение. По ее словам, другого варианта забеременеть просто не существовало.

Либо ЭКО, либо никаких детей. Думайте быстрее, время не на вашей стороне.

Безапелляционное заявление вновь выбило почву из-под ног. И вновь слезы…

«Неужели это единственный вариант? Саш, что будем делать?!» — хрупкая женщина с мальчишечьей стрижкой смотрела снизу вверх в глаза мужу. Решение приняли быстро. Супруги отказались: слишком много для них в этом вопросе было «против». «К тому времени мы уже четко понимали, какой дорогой пойдем, — вспоминает Александр. — И мы не сомневались, что ЭКО не наш вариант».

И вот тогда наступил период тихой, спокойной решимости. Когда нет сомнений, что всё делается верно. Рука в руке, впереди путь — и намерение идти по нему столько, сколько понадобится.

Наши дети — вымоленное чудо

Пара стала ездить по святым местам, молитва наполнилась верой. Весь недолгий путь от правильно поставленного диагноза до рождения первенца был усыпан какими-то только им заметными признаками свершающегося чуда. Наконец, в октябре 2016 года счастливые Александр и Ольга сообщили своим близким, что они станут родителями! С помощью кесарева на свет появился младенец Федор. А спустя год и три месяца счастье пришло в семью еще раз: вторая беременность. На этот раз девочка — Александра.

Радость у всех одинаковая, это общеизвестно. Это печали разные. А про счастье не расскажешь и не напишешь «интересно». Тем более про счастье родительства. Ну что там — роды, сопли, зубы, первое слово, первые шаги — всё ведь как у всех. Но мы ждем это чудо, это счастье — и надеемся, и верим.

И сидя на своей кухне, «обвешанная» двумя детьми, Ольга мечтает о третьем. Я это точно знаю!

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
Заполните все поля. Ваш e-mail не будет опубликован

Еще по теме: