Каждый из нас хотя бы однажды сталкивался с насилием — моральным, физическим и, в обоих случаях, психологическим. Какие-то фрагменты психологического насилия могут случиться даже незаметно для нас. А есть такие, чаще из детства, которые проходят через всю жизнь, перемалывая человека в раненую птицу.

«Если не отвечать насилием на насилие, прощать и даже полюбить врагов своих (подняться над обидами и оскорблениями), что может сделать только очень сильный человек, то прервется замкнутый круг непрерывного насилия, творимого в истории», — писал Лев Толстой.

Рассказываем сегодня историю Слады Рущак, женщины, которая оказалась достаточно сильной, чтобы простить.

В 20 лет я была абсолютным ребенком, который очень хотел вернуться домой

Ее история трагична в своих повторениях: не раз жизнь била ее руками самых близких людей. Слада приехала в Москву из Молдовы, заработать немного денег для своей семьи: «В 2000 году мне исполнилось 20 лет, и я решила ненадолго уехать в Москву, как это делали многие»

Устроившись на продуктовый рынок, она работала по 16-18 часов, в любую погоду и при любых обстоятельствах. Работа была тяжелой физически и выматывающей морально: грязь, мат вокруг, ужасные условия проживания, прямые указания хозяина «точки» обманывать покупателей.

Я была очень наивной девочкой, совершенным ребенком, из теплой, провинциальной Молдовы, и всё, происходящее со мной, было явлением временным и чуждым, которое нужно просто пережить. Каждый месяц, 17-го числа, я звонила маме. Эти звонки были связью, пуповиной, которая поддерживала меня, вытесняла страхи, питала надеждой и дарила уверенность в скором возвращении домой. Но скорого возвращения не случилось.

Внутри была такая обида, такая боль! И непрестанная мысль: от меня избавились, я не нужна

Представьте на секунду, что чувствует брошенный ребенок. Он стоит один на перекрестке: отовсюду хаотично несутся машины, они опасны, они его сшибут и даже не заметят! Шок, оторопь, парализующий страх. Он один! У него нет опыта самостоятельного лавирования между автомобилями. Его не научили быть кем-то, кроме того, кем он является, — беспомощным ребенком. И неважно, что этому ребенку 20 лет, ведь прошло только три месяца, как оборвали связь между привычной жизнью и полной неизвестностью, выплюнули в жизнь.

Все эти эмоции испытала Слада, когда спустя несколько месяцев мама попросила ее не приезжать, остаться в Москве. Ничего не предвещало этого поворота, они ни разу не обсуждали такую возможность. Просто однажды ей сказали не возвращаться домой.

Хотя нет, не просто. С мамой легко и тепло было только в детстве. Тогда было хорошо уже оттого, что она рядом, что можно забраться на колени, уткнуться в родной запах.

Но по мере подрастания Слады и ее младшего брата ситуация менялась. В семье не царила любовь. Напротив, было сильное подавление чувств, желаний, потребностей и эмоций. Всё радостное моментально гасилось бессознательным гневом матери. За любую оплошность мать орала и унижала, могла побить. Бесконечная критика, окрики, разрушающий ураган нелюбви заставил Сладу научиться держаться от матери на безопасном расстоянии, максимально избегая общения.

Такое тоскливое чувство, когда не любят… оно давит, не дает дышать полной грудью!

Расстояние и разлука отодвинули обиды на второй план. Девушку тянуло домой, несмотря ни на что. Тем тяжелее стало известие о невозможности вернуться.

Я постоянно думала о том, что от меня избавились, как будто сделали очень поздний аборт, выкинули меня из жизни, — даже сейчас голос Слады меняется от воспоминаний.

Думаю, что рак — это последний инструмент образумить и привести человека к Богу

Ровно год Слада выживала в столице самостоятельно. А потом, поддавшись на уговоры друга, решила сделать сюрприз родным — без предупреждения приехать домой. Решение пришло спонтанно, и, чтобы не передумать, девушка стала готовиться к поездке. В радостной лихорадке спустила на подарки всё, что накопила за год. Набив сумку презентами маме и брату, перекрестившись в страхе от предстоящей встречи, Слада уехала в Молдову.

Родной дом, здравствуй! На пороге ее встретил брат, смешной подросток с усиками и ломающимся баском, ласковый и любимый. Вышли мама и отчим, оба с совершенно невозмутимыми лицами. На попытки дочери как-то разрядить обстановку, расспросить, как они жили этот год, был один ответ: «Всё потом».

Вечером всё же удалось уговорить маму примерить подарки. И когда она вышла в обновке из-за ширмы и убрала руки от груди, Слада всё поняла. Онкология. Мама рассказала, что заболела накануне отъезда дочери, одну грудь уже ампутировали, но пошли метастазы. Весь год — сплошной ад из боли и мучений. 

Мое сознание в секунду перевернулось: от обиды до безграничной любви 

Стала ясна причина, по которой родные не ждали Сладу домой: ее хотели уберечь от трагедии. 

В этот момент я поняла, что для моей бедной мамы, за всю жизнь так и не научившейся нас любить, это был самый большой поступок любви по отношению ко мне. И еще я поняла, что она всегда о нас молилась. И вдруг почувствовала в ответ такое же горячее чувство

Мамы не стало в 2005 году, и Слада окончательно повзрослела. 

Спустя время Слада внезапно стала видеть в себе маму: ее повадки, ее поворот головы, шаги, манеру сидеть, она казалась себе абсолютной ее копией! Это открытие удивляло и раздражало — такая странная смесь из любви, горечи и жалости к своему внутреннему ребенку. Она никак не могла избавиться от ощущения себя человеком второго сорта, испытывала много негативных, непонятных для себя эмоций, понимала, что это привито ей в детстве матерью. И словно кошка, отхаркивающая свою шерсть, вытаскивала из себя обиды, стараясь простить.

На подсознании настоящий страх, на поверхности — надуманная любовь

— Мне было 37 лет, когда я встретила отца Гоши. Мы очень быстро поженились, казалось, что всё будет прекрасно: семья, дом, дети. Конечно, я понятия не имела, что вышла замуж за самого настоящего абьюзера. Видимо, подсознание жертвы тянуло меня в эти отношения.

Я, провинциальная девочка, воспитанная в религиозном духе, была настроена на семью с детства, эта роль мне понятна, близка и желанна. Мужчина — посланник Небес, иначе я своего мужа не воспринимала. А терпение наше всё!

Я была словно лягушка, которую решили сварить — пока вода теплая, она, глупая, даже не понимает, что происходит.

Но очень скоро в семье стали происходить страшные вещи. Психологическое насилие со стороны мужа могло быть настолько на пределе, а изощренность настолько на грани безумия, что всё это казалось СЛИШКОМ, чтобы быть правдой. 

— Мне всё время думалось, что не может быть настолько всё ужасно, что вот-вот всё закончится, надо просто немного потерпеть. Но с каждым разом муж позволял себе всё более дикие выходки. Из-за того что приступы насилия происходили постепенно и по нарастающей, я убаюкивала себя какими-то доводами, до конца не осознавая, что нахожусь в опасной близости к абсолютно нездоровому человеку.

Беременность: впервые я почувствовала, что именно меня кто-то выбрал, лично меня любят

И вот настал момент, когда Слада поняла, что беременна. Как желанна была эта беременность!

— Я не верила, что смогу зачать в 37 лет, но очень хотела! Желание было осознанным. Я молилась — Бог услышал. Было абсолютное чувство, что это знак. Среди всего этого сумасшествия ответ на молитву. Это стало невероятным опытом моей личной встречи с Богом.

Ни о каком аборте не было даже помышлений. Как ни странно, но и муж обрадовался известию. Пара была на грани развода, и довериться ему было невероятно сложно, но эйфория заглушила слабый голос здравого смысла. Для Слады беременность была не только ответом с Небес, но и знаком того, что необходимо сохранить семью, простить и забыть прошлое.

Однако конец наступил быстро: однажды вечером, беременная и без копейки денег, Слада оказалась на улице. Муж выгнал ее, предварительно выманив 100 тысяч рублей.

Ребенок стал точкой опоры, он спас меня от всех, от горечи, обид и страха. Словно Бог посмотрел на меня и сказал: пора выпускать Гошу, иначе — всё.

Вынашивание ребенка было наполнено не только радостью, но и страхом и болью. Отчаяние и беспомощность омрачали ожидание чуда. Но Слада упорно занималась подготовкой к родам, много работала, запустила процесс получения гражданства, получила квоту, накоплениями оплатила все медицинские обследования. В то же время прошел суд по разводу. Тогда Слада в последний раз и видела отца своего ребенка. Ждать помощи было неоткуда. Единственное, что держало и заставляло жить, двигаться, что-то делать — ребенок. Он стал точкой опоры, стержнем, смыслом и спасением.

Святая Матрона, Тутта, Наташа и другие помощники

Накопленные средства стали подходить к концу, положение с работой по мере увеличения срока беременности ухудшаться, нужно было срочно что-то предпринимать. Женщину вновь стал мучать мерзкий, липкий страх, и теперь не только за себя. Впереди роды, срочно нужны деньги! Слада стала искать решения везде, где было возможно. По чьему-то совету поехала в Покровский монастырь, помолиться святой блаженной старице Матроне, попросить помощи. Во время пребывания в монастыре ей стало плохо — приступ мигрени, до тошноты. 

Когда я подошла к раке, у меня не было ни единой мысли, ни просвета в голове, никаких чувств. Только боль по всему телу. Я недоумевала: шла ведь попросить совета, как жить, а тут такое состояние, что не до просьб, не помереть бы…

Вечером в соцсети Слада случайно наткнулась на страничку Тутты Ларсен, где прочла очень похожую на ее историю. Озарило — вот же он, совет! Опережая сомнения, она написала известной телеведущей сообщение с просьбой стать крестной матерью ее будущему ребенку. И неожиданно для себя получила ответ. Тутта посоветовала обратиться к Наталье Москвитиной, взяла на себя роль связующего звена между ними.

— Так я познакомилась с невероятно красивым человеком — Наташей. Она — свет для меня. Конечно, и раньше встречались люди, которые пытались поддержать, они говорили «да ничего страшного, всё наладится»… Но я видела только черную пропасть впереди, не слышала их, не верила им. Наташин же голос возымел на меня просто чудесное воздействие: он успокоил. Я ее услышала и только ей поверила, что и вправду всё будет хорошо.

Наталья пригласила Сладу в офис, там ее тепло приняли. Простое, человеческое отношение тронуло и вселило надежду.

— Я вновь если и не стояла уверенно на ногах, то точно держала кого-то неравнодушного за руку. В моей ситуации никаких денег не было бы достаточно, поскольку дело было не только в них. Наташа сделала гораздо больше — ее доброту, участие я соотнесла со своим диалогом с Богом. И это сложно переоценить.

Фонд «Женщины за жизнь» объявил сбор, и роды Слады были оплачены с помощью неравнодушных людей.

— Гоша рождался очень мучительно, три тяжелых дня. Но он родился на свет, и слава Богу! Мне помогало много людей. Среди них Ольга, Алевтина и Наталья, которые были рядом и до, и после родов. Благодаря им я открывалась заново миру. 

Когда Гоше исполнился месяц, Ольга отвезла семью к святой Матроне, в этот раз — благодарить за молитвы. С ее помощью впервые причастили Гошу Святых Христовых Таин. Потом были еще паломничества — в Годеново, Муром. 

Чудесная Алевтина и сейчас всегда с нами, много помогает: это и оплата врачей, и подаренная стиральная машина, да и просто ее бесконечная и ежедневная забота, участие и тепло. Всего невозможно перечислить, это друг моего сердца навсегда! Наталья Москвитина стала крестной матерью моему сыну, нашелся и крестный отец. Они замечательные крестные родители — молитвенники. Если Бог хочет, чтобы ты Его услышал через людей, ты услышишь. И ни с чем не перепутаешь эту встречу.

Проблемы есть, но мы учимся выживать и сопротивляться

 — Нам посчастливилось пожить при храме Святой Троицы в Болтино. Ну, как посчастливилось — мы буквально оказались на улице, и там нас приютили на несколько месяцев.

С точки зрения бытовых условий это было очень сложное время. Слада с Гошей жили в мансарде над трапезной. Помещение продувалось, по углам мороз, спали в шапках. Грудного ребенка нужно было полностью одеть и через церковный двор донести до туалета, чтобы там кое-как помыться. В холода генеральная помывка сокращалась до пары раз в месяц.

— Я там болела сильно, 20 дней пролежала с сильнейшей пневмонией, ходить не могла. Слава Богу, помогали! И уколы ставили, и за Гошей присматривали. Были и искушения, конечно. Церковь ведь не состоит из сонма святых. Были толки и судачества в отношении нас. И главное, чувство несвободы от того, что мы сидели в своей комнатке. Я хотела помогать на приходе из благодарности, но это было сложно сделать с ребенком на руках. Уже позже отец Вячеслав, который нам дал крышу над головой, объяснил, что совсем не ждал от меня какой-то благодарности. Невероятный священник, огромной доброты, настоящий образ Христа на Земле. Именно он помог мне всех простить, спас меня, стал моим освободителем от груза обид и злости.

Хоть при храме жилось непросто, когда пришло время уезжать, снова накатила паника. Слада боялась, что не сможет держать всё под контролем, не сможет обеспечить сыну элементарных условий, врача при необходимости. Комнату им не сдавали: никто не хочет соседа в виде маленького ребенка. Слада была вынуждена снять квартиру — не самую лучшую и при этом не за самую маленькую плату. И то с большим трудом: все боятся, что мать-одиночка не сможет быть платежеспособной. 

Первым делом женщина бросилась на поиски работы. Но пришли приступы мигрени, когда не просто голова болит, а тебя нещадно рвет, затем случилось два гипертонических криза. Плюс маленький ребенок на руках: постоянной регистрации нет, а без этого бесплатный сад не положен. Сложно, в общем, с работой. Слада подрабатывает в интернете: деньги, конечно, небольшие.

В январе Гоше исполняется два года. Его мама учится выживать и сопротивляться обстоятельствам, но временных заработков не всегда хватает оплатить аренду квартиры. А значит, угроза оказаться на улице по-прежнему висит над семьей, и им нужна наша помощь.

— Я пытаюсь прервать этот круг наших с Гошей проблем — материальных, моральных и психологических. Стараюсь не бояться, не малодушничать, заработать что-то каждый день! Нам очень не хватает денег — на еду, на одежду Гоше, на вещи первой необходимости. Но знаете что? Я верю, что всё действительно будет хорошо. И не потому, что я такая оптимистка. А потому, что моя история — это история избавления от страхов, история о прощении, благодарности, о людях в Боге и о Боге в людях. И через это — история моего личного пути к Богу.

Вы можете помочь Сладе, переведя деньги на ее карточку Сбербанка: 5336690349889263

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии (4)
Заполните все поля. Ваш e-mail не будет опубликован

  1. Аватар

    Сильная женщина, столько пережить и не сдаться, дай Бог вам здоровья, и большой настоящей радости.
    Немного перевела Вам в помощь.

  2. Аватар

    Как страшно, когда тебя не любят и не воспринимают так, как положено, тем, кто ты есть. Нелюбовь страшное слово. Сколько ран можно носить пожизненно. И любовь, как антипод — сколько ран затягивает..Да не оставит Господь Сладу и Гошу! Да пребудет с ними эта великая сила!

  3. Аватар

    Очень хочется познакомиться со Сладкой, чтобы ей помогать. Напишите мне на Эл.почту.

    1. Аватар

      Здравствуйте, Екатерина. Меня зовут Слада. Благодарю Вас за добрые намерения.
      Мой номер +79258400438

Еще по теме: