Они обыкновенные люди с особыми потребностями, как их называют в обществе, — инвалиды. Как и миллионы, они пытаются выжить в этом мире сами. А их необыкновенность — в том, что они не замкнулись на себе, а создали семью, воспитывают четверых детей и даже пытаются помогать другим.

Итак, знакомьтесь. Мария и Михаил Бузоверовы. Инвалиды с детства (у Маши — вторая группа, у Миши — третья). Сильные духом люди, пережившие в свои 37 лет множество потрясений. 

Не расслабляться и не сдаваться

Маша родилась в сибирском городе Сургуте недоношенной, на 28-й неделе. Во время рождения не дышала: легкие не могли расправиться. Последовали два долгих месяца выхаживания. Врачи предлагали матери отказаться от ребенка, поскольку не видели для девочки перспективы в жизни. Но родители были непреклонны: заберем, а дальше — как уж Бог даст.

«Я была как овощ, — вспоминает Мария с грустной улыбкой. — Долго даже сидеть не могла, подпирали подушками»

Родительские упорство и любовь дали результат: после длительного лечения грязями, массажем, иглоукалыванием, физиопроцедурами Маша начала ходить с тростью.

Было очень тяжело, ноги слушались не полностью. Но мало-помалу девочка приловчилась даже помогать по хозяйству: убирать, готовить простые блюда. Иногда накатывало желание просто сесть и сложить руки. Но родители говорили: «Если будешь сидеть, так и останешься на коляске, а если станешь что-то делать, то может что-то еще и случится в жизни, кроме четырех стен». Расслабляться не давал и старший брат. Когда родители были целыми днями на работе, заставлял Машу делать по хозяйству всё, что она только могла. Это и пригодилось ей во взрослой жизни.

Проучившись на дому пять лет, Маша пошла в общеобразовательную школу. Правда, в шестом классе пришлось учиться два года, так как она не очень справлялась со школьной программой. Было тяжело физически, ведь приходилось ходить с тростью пешком, а зимой — через сугробы (зимы в Сибири суровые). Но повезло с классным руководителем, который ее поддерживал, объяснял другим ученикам и их родителям, что в классе учится особенный ребенок. В результате девочка не чувствовала пренебрежительного или агрессивного отношения.

После школы Мария поступила в Московский государственный социально-гуманитарный институт. Ей очень хотелось учиться дальше.

А Михаил родился на юге, в Ростовской области, здоровым. Занимался парашютным спортом и в 17 лет на тренировке получил серьезную сочетанную травму. Перелом 3-го и 4-го шейных позвонков, ущемление нерва с частичным его разрывом. После года лечения в госпитале Бурденко у Миши остались последствия травмы в виде левостороннего посттравматического плексита. Функция левой руки была утрачена полностью. 

Но мальчик тоже окончил общеобразовательную школу и поступил в тот же Московский государственный социально-гуманитарный институт.

Целеустремленная девушка и юноша-активист

Так и познакомились Маша и Миша — такие разные и такие одинаковые. Случилось это в 2003 году в общежитии института. У молодых людей были общие знакомые, они чувствовали симпатию друг к другу, но часто не встречались: всё внимание отдавали учебе.

Маша готовилась стать экономистом и специалистом по работе с персоналом. Конечно, передвигаться по корпусам общежития и института было сложно. Тогда они совершенно не были приспособлены для людей с особыми потребностями. Поэтому даже с тростью девушка «бегала» по этажам. Да-да, это движение, в силу особенностей ее патологии, можно назвать бегом: начав двигаться, Маше трудно было остановиться, пока не появится какая-то преграда.

«Да и характер у меня такой: целеустремленный, никогда не опускаю руки».

Мишу в институте избрали председателем студенческого комитета. Он сразу окунулся в пучину проблем. Студентов заселяли в общежитие шесть человек на десять квадратных метров, что противоречило санитарным нормам. А в подвале института нелегально жили гастарбайтеры. По факту выявленных нарушений на ректорат поступило больше 50 судебных заявлений от учащихся. Миша стал добиваться устранения этих нарушений. Всё это не понравилось ректору…

Всем известно, что любой преподаватель, если захочет, найдет способ завалить студента на экзамене. Вот и опальному председателю студкомитета создали такие условия, что он буквально через год учебы был вынужден перевестись в другой вуз.

Миша переехал поближе к дому, в город Волгодонск Ростовской области и продолжил учебу в Южнороссийском государственном университете экономики, сервиса и туризма. Маша осталась в Москве и проучилась там до 5-го курса. Молодые люди продолжали встречаться, но очень редко: удаленность вузов, потом у Миши началась практика…

Внезапное отцовство

Прилетев с практики в Москву в очередной раз, Миша узнал, что Маша уехала, не доучившись, и что у него родился сын! Маша не сказала о своей беременности, так как не была уверена в продолжении отношений, не хотела быть обузой, не хотела мешать Мише в учебе… В общем, множество разных — и как видится сегодня — довольно глупых «не».

Девушка поехала домой, к родителям. Беременность протекала легко, но врачи настояли на кесаревом сечении: парез нижних конечностей и вероятная отслойка сетчатки у Маши были противопоказанием к естественным родам. Так появился на свет Антон.

«Однокурсники защищали дипломы, а мой диплом лежал в люльке, и ему нужны были внимание, ласка и забота».

Через какое-то время у Маши умер отец, и они с мамой и сынишкой перебрались в Ульяновск — поближе к бабушке по маминой линии.

Узнав ошеломляющую новость о своем отцовстве, Михаил сразу позвонил Маше и спросил, может ли он познакомиться с сыном. Получив положительный ответ, он приехал к ним в Ульяновск. Больше они не расставались.

Дети приходят, несмотря ни на что

Через некоторое время Мария снова забеременела, эта беременность протекала тяжело: анемия, перепады давления, сильно отекали ноги. В результате второго кесарева через четыре года после первого в этот мир пришла Анечка. И еще через четыре года — вновь беременность, которую Маша выносила вопреки прогнозам врачей. После третьего кесарева и наркоза функция ног начала ухудшаться. Но радость материнства перевесила все невзгоды. У пары появился третий ребенок — Ульяна.

Врачи говорили: «Ну куда вам! Зачем эти беременности? Уже столько швов на матке!» Но трубы Маше не перевязывали, поскольку ей не было 35 лет, и аборты не делали, несмотря на социальные показания. Да Маша и сама не пошла бы на это. Предохранение не помогало, дети «приходили» к Бузоверовым, несмотря ни на что… Видимо, сверху было виднее.

Господь ведь никогда не дает испытания сверх того, что человек может выдержать.

В 2017-м у Марии случилась замершая беременность, после чего они с Мишей уже и не думали, что у них будут еще дети. Как вдруг спустя непродолжительное время узнали, что в четвертый раз станут родителями. Так в семье появился Аристарх.

После четвертого кесарева ноги отказали полностью

В результате негативного действия наркоза, после четвертого кесарева ноги у Маши полностью перестали функционировать. И так было нелегко двигаться, а теперь уже не помогала и трость, стала нужна постоянная помощь.

«Что делать? Ведь рядом новорожденный малыш, за которым также нужен уход!»

Львиную долю нагрузки взял на себя Михаил. Старших детей оставили с бабушкой, а папа весь послеродовой период был возле мамы и маленького сына в роддоме. Управлялся с помощью одной руки. Кормил, пеленал, носил, баюкал, помогал жене.

Это был один из самых сложных периодов в их жизни. Мария пересела в инвалидное кресло. Конечно, о том, чтобы закончить учебу, и мысль в голову не приходила. Так и осталось высшее образование неоконченным.

У Миши за плечами вуз, он специалист по управлению гостиничного сервиса и туризма со знанием английского языка. Но при попытке устроиться на работу даже администратором смены в местную гостиницу он натыкается на стену непонимания и презрения.

«Мне так и сказали прямым текстом, что администратор-инвалид будет портить имидж заведения».

К тому же, работнику-инвалиду обязаны предоставить сокращенный рабочий день, дополнительный выходной и т.д. А это ни одному работодателю не выгодно.

Инвалидность — не приговор

Маша и Миша нашли себя в другом. Однажды к ним обратился знакомый медик. Его пациент, инвалид, относился к своим болезням как к краху жизни. Знакомый попросил их как-то поддержать этого человека. И у Бузоверовых получилось вернуть отчаявшемуся желание жить, несмотря ни на что.

Адаптироваться в обществе совершеннолетним инвалидам очень трудно. Мария и Михаил знают об этом не понаслышке. Особенно тяжело тем, кто страдает сложными поражениями нервной системы. Размер социальных выплат по инвалидности у них еле покрывает повседневные расходы.

Так у Марии и Михаила появилась идея создания общественной организации. Цель которой — помогать взрослым инвалидам освоиться в социуме, овладеть какими-то навыками, дать шанс зарабатывать на жизнь, ощущать себя нужными обществу, не воспринимать свою болезнь как приговор.

Михаил оформил предпринимательство и организовал фотосалон, затем открыл кофейню, где ребята-инвалиды могли освоить работу с кофейным аппаратом и оборудованием бара. Прибыли оказалось немного, ее еле хватало, чтобы оплатить расход электричества и налоги. На оплату аренды почти ничего не оставалось. Плюс во время пандемии стали действовать запреты и ограничения. Затормозилось из-за карантина и оформление документов для регистрации общественной организации.

Караван добра

Трудно представить, как живется многодетной семье, когда родители ограничены в физических возможностях. Здоровым-то сложно с четырьмя! По своей квартире в «хрущевской» пятиэтажке Маша передвигается на офисном кресле, по улице — в инвалидной коляске. Но супруги не перестают участвовать в общественной деятельности, она будто запускает какой-то внутренний моторчик, помогая преодолевать и собственные проблемы.

Например, в рамках проекта «Караван добра» Мария с Михаилом занимаются доставкой продуктов питания многодетным и малоимущим. И не теряют надежды, что когда-нибудь им удастся в полной мере реализоваться в системной помощи инвалидам.

Сегодня старшему сыну Антону 14, дочери Анне — 9 лет. Они пока основные мамины помощники, после папы, разумеется. Двое младших — Ульяна пяти лет и Аристарх двух с половиной. Как и в многих многодетных семьях, дома обязанности распределены: куховарение на маме, уборка — на старших детях, всё остальное (походы в больницу, в инстанции, общая помощь по хозяйству, покупки в магазинах и прочее) – на отце.

«Мы вообще детей приучаем к мысли, что у нас обычная семья», — говорит Маша.

Доверие и строгость — две стороны медали успешного родительства. Дети знают, что мама и папа не могут сами всё делать, поэтому и берут на себя посильную помощь. А много от них и не требуется — текущая уборка раз в два дня. Одну комнату обычно убирает Антон, другую — Аня.

«Санкция за неисполнение — отключение интернета на два дня, — улыбается Миша. — Мы редко ее применяем. Но уступать всё время — значит оказать медвежью услугу и себе, и детям. Приходится придерживаться такой тактики для их же блага, пока не привыкнут к порядку».

Жаль вот только, что с поездками возникают серьезные проблемы. У семьи есть машина, но чтобы посадить туда Марию на коляске, нужен подъемник. То есть специальное кресло с подъемно-выдвижным механизмом. Такое устройство не производится в России, самый простой агрегат итальянского производства стоит порядка 500 тыс. рублей, чешский вариант — 280 600 рублей. И это еще без транспортировки, установки и официального оформления в соответствующих органах.

«Мы с Машей часто выезжаем в город — по нашей общественной работе, за покупками, в поликлинику, больницу. Но каждый раз мне с одной работающей рукой приходится прилагать титанические усилия, чтобы помочь ей пересесть в машину. С каждым разом это делать всё тяжелее и тяжелее. Если бы был подъемник… Как это облегчило бы нам процесс пересаживания Маши в транспорт!» — говорит Михаил.


Вы можете помочь Бузоверовым, отправив материальную помощь на карту мамы Марии: 

5336690372231177 (Сбербанк), получатель Пондина Надежда Ильинична.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
Заполните все поля. Ваш e-mail не будет опубликован

Еще по теме: