Когда Татьяне Сердюк, молодой девушке из уральского городка, сказали, что после аборта у нее не будет детей, она не стала сильно переживать и решила, что займется карьерой. Но прошло время, и бравада сменилась ощущением собственной никчемности. В попытках быть полезной и простить себя Таня провела десять лет. И снова оказалась… беременной

В январе этого года Татьяна, ожидая четвертого ребенка, перенесла Covid и три дня находилась в реанимации. Врачами было принято решение о проведении экстренного кесарева сечения. Еще находясь в больнице, Таня рассказала нам свою историю.

Молись, чтобы всё прошло без последствий

Я родилась и выросла в небольшом сибирском городе Саяногорске, в обычной советской семье. Получать высшее образование поехала в Санкт-Петербург, поступила на юридический факультет. Хотела стать адвокатом, у меня всегда было повышенное чувство справедливости.

В Питере с жильем и учебой мне помогал земляк, молодой человек старше меня на четыре года. Занимался коммерцией, как и многие в те времена. А еще он был женат. Когда спустя несколько лет отношений я от него забеременела, дома состоялся совет. Права голоса мне не давали, ведь я была «виновницей». Мама очень переживала: город у нас небольшой, мужчина женат. Что скажут люди?! Папа с братом тоже были категорически против.

Срок к тому времени был уже около восьми недель: узнала я о беременности поздно, первый тест ничего не показал.

Помню слова доктора, когда я лежала на операционном столе:

— Молись, чтобы всё прошло без последствий. И за меня молись, и за медсестру.

Думаю, они понимали, что делают что-то страшное. Мне до сих пор непонятно, почему меня никто не остановил. Ведь было же видно, что я молодая и бестолковая. Но, видимо, время было такое. Все относились к аборту как к удалению чего-то ненужного из организма. И я думала так же. Только потом стало очевидно, что этот случай изменил мою жизнь и меня.

Позже доктор сообщил, что детей я иметь не смогу, слишком радикальное было вмешательство. Удивительно, но я не расстроилась. Решила, что буду заниматься карьерой и собой. Вот она, молодость…

Мне нужно было искупление

После вуза меня распределили следователем в прокуратуру в небольшой город Красноярского края. Работать начала с большим энтузиазмом, подняла из архива дело, которое было закрыто за неимением улик. Убили девушку, а представили всё как несчастный случай. Позже я выяснила: чтобы следствию не дали ход, взятки получили и бывший следователь, и сам прокурор, и его помощник. Мне начали регулярно звонить с угрозами. Коллеги и друзья отговаривали:

— Таня, зачем тебе это надо? Ту девушку хотя бы похоронили. А ты пропадешь без следа, и никто не узнает, что с тобой сделали и где тебя искать.

Я вполне осознавала, что моя жизнь в опасности. Что мною тогда руководило? Наверное, где-то внутри уже «звенело» чувство собственной никчемности. Хотела доказать себе, что могу сделать что-то полезное. Я же убила человека, не дала ребенку появиться на свет, и уже никогда не стану матерью… Мне нужно было искупление.

Но сломать систему не получилось. Повсюду царила круговая порука. Высокие милицейские чины говорили мне напрямую — куда ты лезешь, зачем тебе это! Вскоре я подала заявление об увольнении.

Но пока длилось расследование, об этом случае узнала программа «Человек и закон». После выхода передачи дело отправили на доследование, сняли с должности прокурора и других ответственных лиц, а вскоре сам убийца пришел с повинной.

Превышала полномочия для добрых дел

Эта ситуация, показавшая состояние системы правосудия в регионах, надломила меня. Недолго думая, я решила уехать на работу за границу. Хотелось убежать подальше от всего пережитого. Для оформления визы отправилась в Москву. Пока готовились документы, устроилась на работу курьером. Мысли жить или работать в этом городе не возникали. Я просто с пользой проводила время и любовалась столицей.

Однажды отвозила посылку в Министерство энергетики и разговорилась там с сотрудницей канцелярии. Я всегда была открытой и общительной.

— А что, вы получили высшее образование?

— Да, — отвечаю.

— Хотите у нас работать? Можно в правовое управление устроиться.

Так я осталась в Москве и вышла на работу в Министерство энергетики рядовым юристом. Тут-то и начались мои скитания по съемным квартирам. Сколько раз я переезжала, не сосчитать. В итоге осталась жить со старенькой бабулей в Зеленограде, ухаживала за ней и оттуда моталась на работу.

Практикующие юристы нередко пересекаются на разных мероприятиях, как-то коллеги предложили мне должность в Министерстве юстиции. Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что на моем пути постоянно попадались хорошие люди. Они поддерживали и даже направляли. После таких встреч менялась моя жизнь.

И вот я уже работаю в Управлении департамента государственной политики Министерства юстиции, готовлю законопроекты для заседания Правительства. Для юриста это высшая точка приложения его профессиональных усилий. Первое время я пребывала в эйфории, работала допоздна и по субботам. Не смотря на это, зарплата была довольно скромной. Купить на нее квартиру в Москве было невозможно. Знаю случаи, когда коллеги «выбивали» для себя блага, обращаясь вовремя к нужным людям. Но эта история не про меня. Охотнее я откликалась, когда помощь нужна была другим.

В то время у меня уже было звание майора. Я писала прошения на бланке Минюста (это всегда оказывало должное влияние) или, бывало, надевала китель с погонами и ехала на места с «проверкой». Например, избавить здание и территорию научного института от рейдерского захвата. В начале 2000-х такие случаи отъема собственности случались нередко. Обычно это срабатывало. У меня не было официального разрешения, просто я откликалась на просьбы людей. Опять срабатывало желание жить с пользой для других. Так подсознательно я оправдывала свое существование.

Конечно, это было превышение должностных полномочий, и со временем меня вычислили. Вызвали в кабинет к начальству. Отчитали и уволили за один день. Возможно, они подумали, что я делала это за деньги. На тот момент как раз вышел закон о коррупции.

Ты от такого человека ребенка ждешь!

Серьезных отношений я не заводила и замуж не собиралась. Не хотела, чтобы меня упрекали в бесплодии или подозревали в том, что я покушаюсь на московскую жилплощадь. Но с одним человеком я встречалась достаточно долго, правда, не обременяя себя обязательствами.

И в тот самый момент, когда меня уволили с работы, оставшись без заработка и жилья, я узнала, что… беременна.

С отцом ребенка мы встречались около полугода. Причем первые три месяца просто гуляли, ходили в кафе, кино, общались, близких отношений между нами не было. Тогда мне казалось это странным. Ведь Тимур старше меня на 13 лет, разведен, имеет четырех сыновей. Офицер в запасе, интересный мужчина, знает восемь языков.

И вот, две полоски на тесте…

Сказать, что это был шок, не сказать ничего. К тому времени я уже свыклась с мыслью, что никогда не стану матерью. И потом: родится ребенок, куда я его принесу? У меня нет жилья, даже снимать не на что.

А Тимур пропал. Не отвечал на звонки и не появлялся уже около месяца. Я знала, что у него есть дом в частном секторе в Южном Бутове. Бросилась туда, но ворота были заперты, мне никто не открыл. В соседнем доме жила бабуля. Она вышла мне навстречу:

— Тимур уехал, просил за кошками присматривать. Видимо, надолго.

Поинтересовалась у меня, зачем его ищу. Мне терять было нечего, полная каша в голове и растрепанные чувства:

— Я беременна от Тимура, — говорю. А у самой голос дрожит.

Бабуля сразу завела меня к себе в дом, стала успокаивать:

— Ты что, еще думаешь? Ты от такого человека ребенка ждешь!

От какого «такого», спрашиваю. Она рассказала, что Тимур староста поселка. Вспомнила, как он всё умело обустроил, договорился с муниципалитетом, чтобы асфальтировали дорогу, вывозили мусор, спилили старые деревья, крышу ей в доме починил:

— Даже не думай, рожай…

Давай родим еще…

На обратном пути я твердо решила, что оставлю этого ребенка. И вот в тот самый момент, когда ушли все сомнения и я приняла в себе новую жизнь, мне позвонили и сообщили, что я прошла конкурс в Центр законотворчества при мэрии Москвы, куда подавала документы. Это было настоящее чудо! Я не верила своему счастью…

Следом объявился Тимур. По телефону я не стала ничего говорить. А когда на следующий день он увидел меня, то вежливо заметил, что я немного округлилась:

— Но тебе идет.

Объявить о своей беременности ему я, конечно, боялась. А вдруг скажет «это твои проблемы». Ведь у него четверо детей от предыдущего брака, нужно помогать сыновьям. А тут я со своим сюрпризом!

Но Тимур отреагировал спокойно, даже обрадовался. Сразу сказал, что жениться мы пока не будем, но обещал снять квартиру и помогать.

Первое время после возвращения из роддома Тимур действительно обеспечивал нас продуктами и деньгами. Как и обещал, арендовал для меня с ребенком жилье. Но приезжал редко. Я послушно ждала его и радовалась каждому появлению.

В таком режиме мы просуществовали около десяти лет. Все эти годы Тимур говорил, что скоро решит свои вопросы с делами и бизнесом, и вот тогда мы будем жить вместе. Надо сказать, я искренне ему верила.

И только ленивый тогда не сказал мне, что нужно устраивать свою жизнь, бросать Тимура и выходить замуж. У меня, действительно, было много поклонников. Я нравилась мужчинам. Но зачем мне уходить от отца моего ребенка, ведь он ничего плохого мне не сделал. Я радовалась, когда он приезжал, играл с сыном, заботился о нас по-своему. Этого мне было достаточно.

Со временем появились мысли: не хочу, чтобы мой ребенок рос один. Будет хорошо, если у сына появится брат или сестра, не будет так одиноко.

— Давай родим еще? — как-то предложила я Тимуру.

На удивление, он не был против. Только вот опять вспомнил, что ему нужно поднимать своих четырех сыновей. Почти все его ресурсы уходили туда.

— Я не попрошу у тебя ни копейки, — ответила я, потому что знала, что выйду на работу. На новом месте у меня была приличная зарплата.

Второй малыш родился через пять лет. Я была рада, что это снова мальчик. Красивый, умный, здоровый, как и старший сынок. Этого мне было достаточно, я благодарна Тимуру за детей.

Знакомые спрашивали, почему я не подаю на алименты или отцовство. А мне просто хотелось жить в мире. Во всех критических ситуациях Тимур был рядом и помогал, чем мог. Что касается рядовых покупок — игрушек, одежды, самокатов, велосипедов — в Москве изобилие товаров б/у хорошего качества. Одежду для мальчишек отдавала коллега с работы. Вещи были настолько хорошие, что хоть обратно на вешалку и в магазин.

Кредит, банкротство, многодетность

Правда, всегда остро стоял вопрос о квартире. Двое детей и нет своего жилья. Каждый месяц деньги уходят постороннему человеку в карман. Я встала на очередь для госслужащих, появилась надежда. Но прошла одна комиссия, вторая, а изменений не было. Скоро выяснилось, что квартиры будут давать только многодетным. Так я решилась на третьего. Тимур снова поддержал.

Но беременность больше не наступала.

Ситуация осложнялась еще и тем, что перед рождением второго ребенка я приняла решение перевезти родителей из Сибири поближе к Москве. Взяла кредит на полмиллиона, купила им домик под Воронежем. Но пока была в декрете, выплачивать кредит не получалось. И мой долг за полтора года вырос втрое…

К счастью, в это время вышел закон о несостоятельности физических лиц. Я схватилась за эту возможность и начала банкротство. Пока длилась процедура, у меня арестовали все счета. Как платить за жилье? Как пережить это время?

Мама посоветовала мне сдать койко-место здесь же, в моей съемной квартире.

Максим, сделай мне ребенка

— Доченька, подселишь к себе девочку, будет тебе хоть какое-то подспорье в деньгах.

Недалеко от нашего дома находился техникум. Я расклеила объявления и стала ждать звонков. К моему удивлению, откликнулся молодой человек. «Это даже и лучше, — подумала я. — Ведь у него не будет столько сумок с вещами и косметикой».

Максим показался мне симпатичным и спокойным. Он был немногословен. Знала, что у него высшее образование, есть работа. «Хороший парень, — подумала я. — Надо его с кем-то познакомить». К этому времени я уже вышла на работу. Свободных молодых девчонок там было много, но Максу никто не нравился.

Ему нравилась я. Понятно это стало почти сразу. Но у нас была значительная разница в возрасте, и всякие мысли я от себя гнала.

С Тимуром, отцом мальчишек, в тот период отношения были натянутыми. Помню, как-то встретились в кафе. Он пришел недовольный, плохо себя чувствовал. Был уставший и злой. Что-то сказал мне грубое. Выпалил:

— Да что тебе от меня надо?

В тот день я посмотрела на него другими глазами. Пулей вылетела из торгового центра. Ехала домой и думала: «Зачем я столько лет жду, когда он что-то решит или предложит мне? Зачем он мне нужен такой: старый, больной и грубый? Ведь дома у меня живет молодой парень, которому я нравлюсь. Возможно, у нас получится с ним что-то хорошее. А если нет, то хотя бы рожу от него ребенка и встану на очередь. У меня появится шанс дать детям квартиру».

Ту ночь я провела в размышлениях, сна не было, и Максим это видел. Утром он спросил, что случилось. Я собралась с духом и рассказала ему про мою ситуацию с квартирой и возможность встать на очередь, если рожу третьего.

— Максим, сделай мне ребенка? Я тебя ни разу не упрекну и ничего не попрошу. Если захочешь, будешь видеться с ним. Если нет, мы никогда о себе не напомним. Отношения у нас с тобой вряд ли получатся. Такая разница в возрасте, почти 13 лет…

Максим только округлил на меня удивленные глаза, но ничего не ответил в тот день.

Вернулись мы к этому разговору не сразу. Нужна была пауза, чтобы всё обдумать. Он даже уехал на какое-то время в другой город.

— Знаешь, наверное, у меня никогда не будет семьи и детей, — сказал он, когда вернулся. — Но я давно наблюдаю за тобой и твоими мальчишками. И если у меня когда-то появится ребенок, то я хотел бы, чтобы его матерью была ты…

В тот же день мы первый раз были близки. И именно тогда я забеременела третьим ребенком. Вот уж действительно, пути Господни неисповедимы.

Буду ли я или мои дети в ответе?

Максим почему-то сразу знал, что будет девочка.

Можно, я назову ее Алисой? — спросил он. Втайне я надеялась, что он проявит отцовский интерес. А еще лучше, если у нас сложится семья и у дочки будет папа.

Коллеги от новости о моей беременности впали в шок. Особенно моя начальница. Каждый руководитель хочет, чтобы его отдел был передовым. А я маячила там как слабое звено: то больничный брала, то отпрашивалась.

Но больше всего меня ставил в тупик вопрос — а как давать детям образование? Но я искренне считаю, что надо не «давать» образование, а прививать интерес к знаниям. И тогда у детей появится желание «взять» образование самим.

Однажды меня попросили выступить перед местными ребятами в моем родном городе. К этому времени мой портрет уже висел на доске почета на первом этаже школы. Я тогда сказала, что была рядовой ученицей, дочкой шахтера. Не имела великих целей, у меня не было красного диплома. Все задачи передо мной поставила жизнь, и она же помогла их решить. Главное, поступать по совести, быть порядочным человеком, стараться приносить пользу там, где находишься в данный момент. 

Однажды я набралась смелости и позвонила на канал «Спас» в программу «Ответ священника». Меня волновал вопрос:

— Буду ли я или мои дети в ответе за то, что рождены вне брака и от разных мужчин?

Описала вкратце ситуацию. Сказала, что покаялась, воспитываю детей в вере. Но ращу их одна, без мужа. Конечно, очень волновалась. Но отец Артемий Владимиров, появление которого в передаче я специально ждала, меня успокоил:

— Повинную голову меч не сечет.

Сказал, что дети благословенны, ведь их дает Господь. Теперь моя задача воспитать их в любви и молиться о них. Всё будет хорошо.

После этого эфира посыпались звонки и смс от неравнодушных людей. Первым пришел на помощь фонд «Женщины за жизнь» и Наталья Москвитина. Они очень поддержали меня вещами и продуктами, предложили юридическое консультирование. Я узнала, что в Москве столько организаций и волонтеров, готовых помогать мамам с детьми, попавшими в сложную ситуацию!

Таня, ты моя судьба

К моменту рождения нашей с Максимом дочери он уже съехал на другую квартиру и пытался устроить свою жизнь без нас. Никаких претензий у меня не было. Мы действовали, как и договаривались в самом начале. Общались по-дружески. Он приезжал ко мне, рассказывал о сложностях на работе и в личной жизни. Навещал Алису. Сильных проявлений чувств к ребенку я не наблюдала. Но он всегда говорил, что это его продолжение, его кровь.

В таких скитаниях Максим провел около года. Со временем всё чаще стал появляться у меня дома, а потом и вовсе перестал уезжать. Как-то на мой вопрос, почему он не живет у себя, ведь квартира оплачена, Максим ответил:

— Таня, мне кажется, что ты моя судьба…

В прошлом году весной, в пандемию, я с детьми уехала к родителям в Воронеж. Там мы провели несколько месяцев. Дети были постоянно на воздухе, я помогала маме с огородом. Максим остался в Москве, работал удаленно. Ближе к лету он позвонил и сказал, что ему дали отпуск на 10 дней.

— Таня, поехали на море? — предложил он мне по телефону.

Я спросила у мамы, сможет ли она побыть с ребятами. И мы уехали с Максимом в Сочи. Море, солнце и смена обстановки сделали свое дело. Как-то вечером мы признались друг другу в любви. И это было искренне. В общем, вернулась я из отпуска снова беременной.

Когда увидела две полоски, сердце мое ликовало. А вот ум мой «пел» совсем другую песню…

Как же так? — спрашивала я себя снова и снова. Накануне был проигран жилищный иск в суде. Департамент, в котором я работала, опять отказал мне в предоставлении жилплощади. И вот мне 43 года, я беременна в четвертый раз: ни квартиры, ни особых средств к существованию. И только ленивый теперь не ткнет в меня пальцем и не назовет безответственной и сумасшедшей.

Однако паника постепенно сменилась уверенностью, что у меня получится поднять детей. Одна или с Максимом, но я справлюсь. Дети подрастут, пойдут кто в сад, кто в школу. А я выйду на работу и возвращусь на накатанные рельсы жизни.

Детям нужен отец

Но прошло несколько месяцев, и бравада моя поутихла. Я не могла избавиться от мысли, что ломаю Максиму жизнь. Что навешала на него детей, он вынужден жить с нами, а мог бы найти молодую девушку. Что вся эта ситуация с беременностью вынуждает его «играть» в семью.

Однажды он позвонил мне с работы и попросил дождаться его вечером, не ложиться спать. Потом предложил встретится на улице, выйти к подъезду. Там Максим достал коробочку, в который лежало два кольца:

— Давай поженимся, детям нужен отец…

Такого поворота я точно не ждала:

— Ты что, из-за детей?

— Таня, я подумал, что лучше тебя уже никого не встречу. Выходи за меня. А если не можем сейчас расписаться из-за очереди на квартиру, то хотя бы надень кольцо…

Я пообещала, что обязательно надену, когда решится вопрос с жильем и мы поженимся.

Но правда жизни такова, что мы никогда не жили, как муж и жена. Спустя несколько месяцев быт и проблемы с деньгами затянули нас настолько, что я не выдержала, собрала вещи Максима и сказала «уходи». Кольца полетели с четвертого этажа. Правда, на следующее утро мы уже искали их под окнами со старшим сыном. Думаю, всё же виной всему тогда были гормоны.

Несколько месяцев после этого мы не виделись, лишь редко созванивались. Как-то перед Новым годом Максим снова позвонил и спросил:

— Таня, как чувствуешь себя?

— Ты знаешь, — выдохнула я, — мне тебя очень не хватает.

— И мне… Давай попробуем еще раз? — предложил он.

— Давай.

Больница, дети и Максим

Не знаю, как он почувствовал, что надо вернуться. Потому что спустя пару недель я попала в больницу. И Макс остался один с тремя детьми. Сказать, что я переживала, ничего не сказать. Набрала подругу, попросила ее приехать, помочь по хозяйству. Скоро она перезвонила мне сама:

— Таня, когда я увидела, как Макс купает Алису, моет ее и расчесывает, как заботится о мальчишках, я поняла, что просто там не нужна.

Эта ситуация позволила мне другими глазами посмотреть на человека, с которым я жила под одной крышей. 

Сложности сблизили нас и показали, что мы можем быть семьей. За время моего отсутствия Макс и старший сын стали одной командой, хотя раньше их отношения нельзя было назвать теплыми. Всё это не может не радовать. Сомнения на тему дальнейшей жизни таяли на глазах.

Не бойся быть счастливой!

Однажды психолог, которую нашли для меня в фонде «Женщины за жизнь», сказала:

— Таня, такое ощущение, что ты все время чувствуешь себя виноватой за то счастье, которое вам сейчас дается. За ваших детей, за молодого мужа, который заботится и любит тебя. Не бойся быть счастливой!

Сейчас я дорожу всем, что мне дал Бог. Стараюсь не ныть и не жаловаться лишний раз. Даже то, что я оказалась на сохранении в больнице, пережила реанимацию и тяжелое восстановление, я воспринимаю как повод быть благодарной. Ведь трое моих детей родились совершенно здоровыми, я выносила их легко и не знала проблем. Лишь последняя беременность оказалась сложной. 

У дочки был плохой результат первого скрининга, нас гоняли по врачам, это было несколько месяцев ада. Предлагали делать пункцию, направляли на аборт, я только успевала писать отказы. Для себя я твердо решила, что не хочу испытывать судьбу и поддаваться искушениям. Я доверяю промыслу Божьему, верю и молюсь о своей девочке. И даже если с ней будет что-то не так, буду любить ее, как и остальных детей и никогда не оставлю.

Любить, прощать, молиться и благодарить…

Пока мы снимаем однушку в Медведково. С нами живут еще собака и черепаха. Дома весело! Отдельное спасибо Фонду за юридическую помощь: я собираюсь снова подавать иск о предоставлении жилья. Но я бы не сказала, что квартира — моя мечта. Это просто решение важного бытового вопроса.

А мечта моя в том, чтобы дети были счастливы. Конечно, это общие слова… Я просто хочу, чтобы они нашли дело, которое будет их вдохновлять, чтобы получали удовольствие от работы. Хочу вырастить их порядочными и честными людьми, которые не боятся трудностей. А чего их бояться? Без трудностей даже скучно жить.

Я мечтаю научить их любить, прощать, молиться и благодарить жизнь и Бога за всё, что нам дается хорошего и плохого.

Мое отношение к жизни и людям сформировано мучительным многолетним осознанием того, что я натворила, решившись на аборт. Наверное, многие меня считают сумасшедшей, кто-то называет «блаженной», но я благодарна Богу за то, что Он простил меня и подарил моих детей. Сейчас я чувствую себя счастливой.


Будучи беременной 4-м ребенком, Татьяна переболела Covid-19 и провела несколько дней в реанимации. От проведенной терапии и большого количества антибиотиков плацента истончилась, питание к ребенку поступало плохо, он перестал набирать вес. Врачами было принято решение провести экстренное кесарево сечение. Девочка появилась на свет 01.02.2021 года. На третьи сутки ее крестили в реанимации с именем святой Ангелины Сербской.

К моменту выхода материала о Татьяне, стало известно, что Ангелина прожила чуть больше недели. По словам докторов, она боролась за жизнь все девять дней.

Таня верит в то, что Господь знает, как лучше для каждого. Эта вера сейчас помогает ей пережить утрату, вернуться к жизни и следовать по своему пути дальше. 


Татьяна с детьми — подопечные фонда, проект «Мамино окно».

Вы можете помочь проекту, переведя любые средства или оставив продукты в пунктах приема. Подробнее здесь.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии (2)
Заполните все поля. Ваш e-mail не будет опубликован

  1. Аватар

    Лиза, прочитала!!! Как у тебя получается так почувствовать и написать? Какая ты молодец!!!❤️❤️❤️❤️❤️

    1. Аватар

      Спасибо 🙏🏻🦋💐🦋❤️🙏🏻

Еще по теме: